Тренировки

Создано ли наше тело для бега?

Фидиппид сообщает весть о победе

В 490 г. до н.э. греческий воин-гонец по имени Фидиппид бежал из греческого города Марафон в столицу Афин, чтобы доставить сообщение о том, что греческая армия только что отбила персов. Расстояние между этими двумя городами составляет 26,2 мили (почти 35 км, примеч. переводчика), и это событие положило начало современному спортивному мероприятию, которое мы называем марафон. История печальна тем, что, сообщив весть, Фидиппид умер. 

Итак почему же люди забавы ради бегут марафон? Как наше тело вообще способно на это? Я решил это выяснить, поэтому я пробежал марафон. 

Итак почему же люди забавы ради бегут марафон? Как наше тело вообще способно на это? Я решил это выяснить, поэтому я пробежал марафон. В процессе подготовки я многое узнал о том, из чего я сделан, во многих отношениях. Вы готовы пробежать марафон? 

Мои тренировки начались за миллионы лет до того, как я смог выйти на старт. Первый шаг к тому, чтобы стать бегуном, – это прямохождение, а способность ходить на двух ногах наблюдается только у некоторых животных, за исключением нескольких видов птиц, которые ходят на двух ногах в качестве способа временного перемещения. Наши предки впервые стали ходить прямо более трех миллионов лет назад, ну а бегать они начали, вероятно, вскоре после этого. Можно сказать, что люди созданы для бега на длинные дистанции, ведь в спринте большинство четвероногих животных легко могут победить нас, но именно люди – претенденты на медали в соревнованиях по бегу на длинные дистанции. Даже гепард, самая совершенная беговая машина на Земле, может пробежать всего полторы мили (2,4 км), прежде чем начнет перегреваться.

Гепард

Сегодняшние самые быстрые олимпийские марафонцы на таком большом расстоянии проиграют лишь горстке животных Земли. Одна из теорий эволюции человека гласит, что наша адаптация к бегу на длинные дистанции или успешной охоте означает, что наш мозг может становиться больше, обогащаясь нейронными связями мозг. Есть целый ряд причин, по которым мы можем хорошо бегать. 

Большие отверстия в нашем черепе помогают нам балансировать во время бега, расположение наших глаз помогает держать нашу голову устойчиво, когда мы движемся вверх и вниз. Короткие руки и тонкие лодыжки требуют меньше усилий для раскачивания. Широкие плечи, тонкая талия и довольно узкий таз помогают нам уравновешивать вращение движущихся ног. У нас есть потовые железы, меньший волосяной покров тела и горизонтально расположенный скелет, которые позволяют нам равномерно распределять и выделять тепло. Лучше отток крови от мозга для его охлаждения, большие ягодичные мышцы для стабилизации верхней части тела, коленные, голеностопные и тазобедренные суставы с большой площадью поверхности для поглощения ударов, и, что наиболее важно, наши нижние части ног устроены как резиновые ленты. Это, безусловно, наша самая крутая адаптация для бега. Каждый раз, когда мое тело ударяется о землю, его сила в 8 раз превышает вес моего тела.

бегун

Это более 1400 фунтов (635 килограмм)! Чтобы выдержать такую нагрузку на протяжении 26,2 миль, моя ступня расширяется и растягивается, словно амортизатор. Самая важная часть бегущего человека: ахиллово сухожилие. Хотя моя нога ударяется о землю, мои икроножные мышцы сгибаются, но даже при этом мышцы и сухожилия остаются немного эластичными, а мой голеностопный сустав действует как рычаг, который передает до 50 процентов этой энергии на следующий шаг. 

Используя накопленную кинетическую энергию вместо химической, мы можем двигаться с меньшими затратами. Однако вы не можете пробежать марафон только лишь на работе мышц. Вам нужна сила, топливо – АТФ. В волокнах наших мышц содержится последовательность белков, называемых актином, наряду с другой цепочкой белков, называемых миозином. И головка этого миозинового белка действует, словно храповый механизм, тянет за нить актина, укорачивая наши сокращаемые мышцы. Эта миозиновая машина работает на энергии AТФ. Дело в том, что в каждый момент в нашем организме запас АТФ составляет всего пару секунд, поэтому мы постоянно пополняем его запасы благодаря нашим митохондриям и их маленьким фабрикам АТФ. Просто представьте, что я – гигантский корабль с триллионами митохондрий, гребущих на веслах. Во время марафона моему телу потребовалось около 75 килограммов АТФ. Это почти мой вес! Это яркий пример того, насколько хорошо наш организм перерабатывают энергию. Теперь, когда 75 килограммов расщепленного АТФ высвобождают такое же количество свободной энергии, как килограмм тротила.

аэробный и анаэробный гликолиз

Мое тело получает АТФ несколькими способами. Если бы я все время работал на полной скорости, мои клетки были бы вынуждены использовать неэффективный процесс, называемый гликолизом, но, работая немного медленнее на протяжении всего забега, я позволил своим митохондриям использовать гораздо более эффективный метод, называемый циклом Кребса с использованием электронтранспортной цепи митохондрий. Я могу сжигать много топлива, например, жир или белок,  и производить АТФ, но мои мышцы предпочитают глюкозу, которая хранится в длинных цепочках, таких как гликоген, для быстрого доступа, но даже они не хранят это количество просто так. Поэтому перед гонкой я наполняю свои баки гликогеном, говоря простым языком, делаю углеводную загрузку. 

Вот вафли, которые мне нужно съесть. Но даже съев все это перед гонкой, мой организм не мог бы удержать весь гликоген, необходимый для прохождения марафона, поэтому мне приходилось есть и больше пить во время забега, иначе бы встретил страшную стену.

Марафонская стена – термин, который используется для обозначения сильной усталости. И есть много причин, по которым это может произойти. Если у вас закончится гликоген, то в ваших мышцах может закончиться АТФ, и этот протеиновый храповик застрянет в заблокированном положении. Вот почему трупы становятся окоченелыми. Если в ваших клетках недостаточно соли, в ваших нервах и мышцах не будет натрия, калия и кальция, которые им необходимы для передачи электрических сигналов. Основная причина того, что люди встречают марафонскую стену, заключается в этом. Смотрите, ваш мозг соревнуется с вашими мышцами за сахар, и если его уровень упадет слишком низко, то вы почувствуете головокружение и растерянность.

Усталость на марафоне

“Я умру, я умру!”

“Все будет в порядке!” 

Ваш мозг фактически мешает вашим мышцам запускать своего рода аварийный режим энергосбережения. Я никогда раньше не бегал марафон, а тут я обнаружил, что он не похож ни на одно другое спортивное мероприятие, в котором я когда-либо принимал участие. Вы не соревнуетесь с соперником; вы соревнуетесь только с собой. Все эти чувства радости, усталости и боли существуют только в вашем уме. Ваш разум связан с физическими мышцами, химическими электростанциями, производящими белок в вашем организме, который выполняет работу. Я никогда так хорошо не понимал свой организм и свою биологию, пока я не довел его до предела. В процессе я обнаружил, что это, в конце концов, не предел. Это было самое веселое, и я бы не хотел это повторить. Как будто первую половину пути это было самое трудное, что я когда-либо делал, а вся вторая половина пройдена на чистой силе воли, словно соревнование против самого себя, и да, я победил. Я боролся с самим собой. Это было потрясающе. Спасибо всем. 

Мы не единственные социальные животные, которые садятся вместе, чтобы поесть, но мы единственные, кто готовит еду. Культурный антрополог Клод Леви-Стросс (Claude Levi-Strauss) считает, что кулинария прежде всего определяет разницу между животными и людьми, хотя я думаю, он согласится, что штаны тоже имеют большое значение.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий